Опубликовано

Архитектурная фантазия в Кропоткинском переулке

Особняк А.И. Дерожинской (Кропоткинский переулок д. 13), архитектор Федор Осипович Шехтель 1901-1904гг

Резиденция посла Австралии

За изящной оградой, протянувшейся вдоль Кропоткинского переулка, под кронами могучих деревьев укрылся от посторонних глаз особняк. Эта величественная и тихая обитель была построена в начале XX века  талантливым архитектором Федором Осиповичем Шехтелем для семьи миллионерши Александры Дерожинской.

Особняк Дерожинской, построенный в стиле модерн, стал результатом воплотившейся в реальности неудержимой фантазии Федора Шехтеля. По преданию гениальный архитектор вдохновился на создание этого прекрасного особняка во время прослушивания Первой симфонии Александра Скрябина. И музыкальное произведение А.Скрябина,  и творение Ф.Шехтеля пропитаны атмосферой таинственности, патетики и умиротворения. Ведь и правда, музыка и архитектура неразрывно связаны между собой. Еще Иоганн Вольфганг Гете сказал: «Архитектура – это музыка, застывшая в камне».

Состоятельная хозяйка особняка  Александра Ивановна Дерожинская, в девичестве Бутикова, происходила из купцов-старообрядцев. Её отец И.П. Бутиков в середине XIX века купил участок земли в районе Остоженки и построил там крупную текстильную фабрику. По фамилии владельцев этой фабрики один из московских переулков  стал с тех пор именоваться Бутиковским. На Мясницкой улице у Бутиковых  был свой фирменный магазин.

Юную Александру Бутикову выдали в возрасте 16 лет замуж за П.П. Рябушинского. Брак оказался неудачным. От  брака с Рябушинским у Бутиковой родился сын Паша, который при разводе в 1900 году остался с отцом.

В 1900г Александра становится полноправной собственницей имущества своей семьи. К этому моменту семейный бизнес  был на грани финансового краха. Благодаря своей  деловой хватке А.И Бутикова  рассчиталась с долгами и вывела предприятие «Товарищество мануфактур Ивана. Бутикова» из кризиса.

Через год после разрыва со своим первым мужем в 1901г Александра вновь выходит замуж за потомственного военного В.В. Дерожинского. Но и с этим мужчиной она прожила всего 9 лет и развелась с Дерожинским в 1910г.

Третий раз Александра  Дерожинская выходит замуж  в 1910г за Ивана Ивановича Зимина — директора «Товарищества Зуевской мануфактуры». Его брат С.И. Зимин создал в Москве частную оперу, которая получила название «Частная опера Зимина» (здание этой оперы находилось на Большой Дмитровке, ныне здесь Московский театр оперетты). После женитьбы на А. И.Дерожинской  И.И Зимин переселяется в особняк своей жены в Кропоткинском переулке.

После революции 1917 года А.И. Дерожинская покидает Россию с семьей навсегда, и след их теряется за границей.    

Особняк А.И.Дерожинской был построен и оборудован по последнему слову техники того времени. Здесь было проведено электричество, канализация и водопровод, устроено паровое отопление, электричество,  вытяжная вентиляция, телефон.  В подвале дома располагалась котельная, которая соединялась с комнатами посредством специально заказанных труб. Пол и стены обогревались калорифером. Некоторые отопительные приборы (чугунные батареи второго этажа) сохранились до настоящего времени. Отдельно были устроены несколько каминов в комнатах первого этажа.

В доме два этажа и подвал. Первый этаж отводился под приемные помещения и частную жизнь семейства, второй — исключительно под частную. Подвал занимали хозяйственные помещения и комнаты прислуги, хотя и в нем размещалась довольно большая бильярдная. В первом этаже помещался зал приемов, называвшийся в то время холл, столовая, малая гостиная и хозяйские комнаты — спальня, кабинеты, ванные комнаты. Во втором этаже предполагалось разместить детские комнаты, комнаты гувернанток и учебные классы. Там же, во втором этаже у черной лестницы располагалась кухня.

Мебель, а также стеновые панели, двери и деревянные лестницы были заказаны на фабрике Шмидта, камины выполнялись в мастерской Кутырина. Вся осветительная арматура, декоративное ламповое стекло, а также бронзовые вентиляционные решетки, ручки дверей и пр. изготавливались в мастерской братьев Вишневских. Интерьеры особняка Дерожинской были в целом завершены к весне 1903 года. Отделка шла параллельно с окончанием строительства.

Прихожая

В интерьерах особняка Дерожинской довольно хорошо сохранилась первоначальная отделка стен, встроенная мебель, камины, осветительные приборы. Из парадного вестибюля и прихожей, донёсших до сегодняшнего дня первоначальную архитектурную  отделку  входной  двери,  а  также  деревянные панели  стен  с  вешалками  и  скамьями,  посетитель попадает в холл — главное содержательное, композиционное,  художественно-выразительное  и пространственно-структурное  ядро  особняка. Огромное  окно  освещает  это  колоссальное  помещение,  размеры  которого поистине  впечатляют:  площадь равна 12,6 на 10,7 м, высота — 11,2 м. Грандиозный зал является организующим началом  внутреннего пространства особняка Дерожинской. Вокруг него группируются все остальные помещения.

Гордостью этого особняка является величественный камин. По мнению искусствоведов этот камин — самый большой в России! По обеим его сторонам расположены обнаженные фигуры мужчины и женщины.

Расположение камина напротив окна глубоко символично. По задумке Шехтеля холл-гостиная должна представлять собой храм. Пространство четко разделено на зоны – нефы. На месте алтаря, на востоке — камин. На западе – то самое огромное окно, олицетворяющее вход в священное место.

По замыслу Шехтеля, верхнюю часть стен холла-гостиной изначально планировалось украсить живописным панно. Площадь росписей должна была составлять немногим менее 250 кв. м.

Вероятно, первоначально Шехтель обратился к И.Э.Грабарю. Грабарь с увлечением говорил о предполагавшемся заказе, но после того, как заказчица снизила сумму оплаты в два раза (с 10 до 5 тыс. рублей), он с сожалением отказался от выполнения этой работы. Сразу после отказа Грабаря заказ на выполнение панно для дома Дерожинской (вероятно, за те же пять тысяч) согласился взять Виктор Эльпидифорович Борисов-Мусатов. Приглашение и того, и другого художника состоялось по инициативе Шехтеля, хорошо знавшего обоих по работе в Комиссии по созданию музея изящных искусств имени Александра III (1898-1912 гг.).

Борисов-Мусатов с воодушевлением оценивал перспективы своей работы над таким масштабным проектом. В письме Грабарю от 10 июня 1905 года он пишет: «Буду в Москве после 17-го и остановлюсь у Ульянова. Привезу этюд для Дерожинской. Весной ничего не успел». Художник выполнил эскизы, но осуществить их в натуре ему не пришлось. «Заказ с моими фресками не состоялся, — писал Борисов-Мусатов А.В.Щусеву в том же 1905 году, — хотя эскизы удались, как говорят. Но барыня, вероятно, думала, что я ей сделаю их для своего удовольствия — задаром. Поэтому половину их я продал в Третьяковку, а остальные два (увы?), по-моему, лучшие, оставил для Парижа». В другом письме он вновь сетует на неудачу: «Моя фреска потерпела фиаско… Сделал я четыре акварельных эскиза, и они всем очень понравились… Владелица же палаццо, где нужны эти фрески, благородно ретировалась, предложив за них гроши» (письмо к А. Бенуа).

И только после масштабной реставрации, проведенной 2013 году в холле-гостиной, первоначальная задумка Шехтеля была осуществлена, и на стенах появились  живописные панно из цикла «Времена года», выполненные по сохранившимся эскизам В.Э Борисова-Мусатова.

 

Среди парадных интерьеров обращали на себя внимание кабинет и столовая. В кабинете был установлен еще один огромный белокаменный камин с монументальной скульптурной верхней панелью, изображавшей всадников, и необычным ассиметричным перспективным порталом, образованным углубленными криволинейными плоскостями (не сохранился). Он органично сочетался с мелкими светильниками в виде перевернутых пирамидок, свисавших с темного деревянного потолка, подчеркивая горизонтальную устремленность пространства. К сожалению, интерьер кабинета был коренным образом переделан еще в 1910-х годах, в результате чего приобрел маловыразительное неоклассическое звучание.

Кабинет

Столовая

В отделке и меблировке столовой Шехтель широко использовал мотивы английского модерна, что особенно заметно в решении потолка, прочерченного темными балками, и в формах шкафов и горок, повторяющих отдельные приемы мебельного дизайна Ч.Р. Макинтоша.

В столовой не обошлось и без потайной дверцы, открыв которую можно увидеть служебную винтовую лестницу.

На территории особняка Дерожинской были возведены  хозяйственные постройки. Поставленный по западной границе владения «Г»-образный флигель представлял собой два помещения, разделенных между собой крытым двориком. Протяженное помещение конюшни на двенадцать стойл завершалось сенником. Через несколько лет конюшня была переоборудована, часть ее помещений занял гараж. Угловая часть была полностью изолирована и использовалась как каретный сарай. Короткая правая часть вмещала в себя помещения для прислуги — черную кухню, прачечную, каретный сарай. На втором этаже находилось три жилых комнаты для прислуги.

Сразу после национализации в 1918 году особняк занимает Культурно-просветительское общество Украинской Рады. В 1919 году здесь уже размещается внешкольный отдел Наркомпроса. Его заведующей  была Н.К. Крупская, а ее заместительницей — З.П. Кржижановская. Уже в следующем году Наркомпрос переехал на Сретенку, а здание некоторое время пустовало. В 1921г в бывшем особняке Дерожинской поселили делегатов III конгресса Коминтерна. В июне-июле 1921г в этом особняке неоднократно бывал В.И. Ленин, навещая известную деятельницу международного коммунистического движения, активистку борьбы за права женщин Клару Цеткин, жившую тут вместе с делегатами. Именно ей принадлежала идея отмечать 8 марта Международный женский день.

В конце 1921 года здание передают норвежскому полномочному представительству во главе с Ф. Якхельном. Представительство было образовано в соответствии с торговым соглашением от 2 сентября 1921 года. Дипломатического статуса это представительство не имело и ведало лишь торговыми отношениями. Миссия размещалась здесь до конца 1923 года. После признания Норвегией СССР в 1924 году норвежская миссия стала посольством и переехала в другой особняк.

В 1924 году дом продолжает числиться в ведении Бюробин (бюро по обслуживанию иностранцев). В документе о закреплении указывалось, что дом использовался как «гостиница для иностранцев». Особняк занимали представительства Узбекской, Туркменской, Таджикской ССР.

В 1925 в особняк вселили китайскую дипломатическую миссию, размещавшуюся до того в номерах гостиницы «Савой». Через три года миссия была преобразована в посольство, сохранив за собой особняк Дерожинской. В здании были устроены канцелярии, а также жилые апартаменты посла и советника Китайской республики. Здесь был во время своего визита в декабре 1949 – феврале 1950г. Великий кормчий товарищ Мао Цзэдун, прибывший в Москву, чтобы «лично поздравить тов. Сталина с 70-летним юбилеем»  За более чем тридцатилетнее пребывание китайской дипмиссии в этом здании первоначальные интерьеры претерпели заметные изменения. Холл был разделен перекрытием на два этажа, частично были разобраны камины, демонтированы бра и плафонные светильники, исчезла мебель и некоторые стеновые панели, закрашены или заклеены росписи. В результате этой трансформации некоторые помещения потеряли свой оригинальный вид.

В 1959 году особняк был передан посольству Австралии. В настоящее время здесь резиденция посла Австралии. Интерьер отреставрированного особняка Дерожинской носит флер своих теперешних жильцов. Помимо национальных австралийских флагов, а также развешанных по стенам картин  современных австралийских и русских художников, здесь присутствуют небольшие детали, которые были добавлены самими работниками резиденции посла Австралии. Эти маленькие вещицы, на первый взгляд, вообще незаметны, и, если обратить все же на них свое пристальное внимание, то кажется, что они стояли здесь с момента создания самого особняка. Например, очень гармонично смотрятся две фигурки у самого входа в особняк Дерожинской. Одна из них стрекоза, а с противоположной стороны  маленькая фигурка, где две австралийские птички нежно жмутся друг к другу. У этих птиц есть причудливое название — кукабарра.

Интересно! Пение кукабарры стало настолько популярным в Австралии, что именно со смеха этой птицы начинаются утренние радиопередачи. (http://eva.ru/animals/programm/keyword.xhtml?keywordId=71687)

Использованные источники для написания данной статьи:

  • «АРХИТЕКТУРНОЕ НАСЛЕДИЕ ФЁДОРА ШЕХТЕЛЯ В МОСКВЕ» Издательство «Издательский дом Руденцовых» 2009г
  • «Москва, которую вы никогда не увидите» И.Г.Сергиевская. Эксмо,2010
  • «Московский модерн» 4-е издание. М.В.Нащокина. Коло, 2012г

Использован текст со стендов выставки, подготовленной Москомнаследием

Текст и фото Антоненко Мария

Share on VKShare on Facebook2Tweet about this on TwitterShare on Google+0Pin on Pinterest0Email this to someonePrint this pageShare on Tumblr0

Архитектурная фантазия в Кропоткинском переулке: 1 комментарий

  1. Я представляю частную московскую школу. Очень хотели с учителями посетить посольство Австралии. Можно ли это осуществить? Если да — то как?
    За ранее благодарю, Лариса Алексеевна

Добавить комментарий

Ваш e-mail не будет опубликован. Обязательные поля помечены *