Опубликовано

Кремлёвские Куранты

Великий князь Василий I Дмитриевич (сидит, сзади – свита) и чернец Лазарь Сербин беседуют о дивном часозвонье. Москва. Кремль, княжье подворье, Благовещенский собор, за ним арочная башня с часником. Декабрь, 1404 год.

В средневековой Европе возникла мода, а затем и необходимость, на городские часы. Их устанавливали на зданиях величественных соборов, на ратушах, на высоких башнях так, чтобы горожане могли ориентироваться во времени. Часовых дел мастера старались перещеголять друг друга и создать самые необыкновенные по своей форме, размерам, красоте часы. Встречались разные по типу часы: водяные, астрономические, механические и тд. Когда появились первые механические часы и кто их изобрел, точно не известно.

В Москве подобная механическая диковинка с колоколом впервые появилась в 1404 году. Великий князь Василий I Дмитриевич, сын Дмитрия Донского пожелал установить на княжеском дворе часы. Летописец подробно описал это событие «В лето 6912 князь Василий замысли часник и постави е на своем дворе за церковью за Св. Благовещеньем. Сий часник наречется часомерье; на всякий же час ударяет молотом в колокол, размеряя и рассчитывая часы ночные и дневные; не бо человек ударяше, но человековидно, самозванно, самодвижно, страннолепно некако створено есть человеческою хитростью, преизмечтано преухищрено». Известно имя мастера: «…чернец, иже от Святыя Горы пришедший, родом Сербии, именем Лазарь…». Также в летописи сказано, что изготовление часов обошлось великому князю в более чем «полувтораста рублев». До нашего времени сохранилась гравюра, на которой изображены первые московские часы. На стене здания, по своему виду напоминающего колокольню, установлены часы. Под ними  три гирьки разных размеров. По круглому циферблату хорошо прочитываются буквы.  Раньше цифры обозначались не арабскими цифрами, а буквами: А – 1, В – 3, Д – 4, Е – 5, S – 6, З – 7, И – 8, Ѳ – 9, I – 10. В древнерусской системе числа свыше десяти обозначались сдвоенными буквами. Причем не имело значение, в каком они стоят порядке. Можно было написать IВ или ВI, что читалось одинаково как «два на десять», т.е 12.

Размеренный ритм жизни людей средневековья не требовал особой точности во времени в плоть до минуты. День начинался с восходом солнца, а ночь с наступлением темноты. Часы различались на дневные и ночные. И в зависимости от времени года часы в сутках были неодинаковыми.

За часами был всегда особый присмотр. Назначался часовых дел мастер, в обязанности которого входило ухаживать за часами, смазывать часовой механизм, регулировать их ход. В древности была такая традиция: когда день становился длиннее, то часовщик шел к царю бить челом и докладывал, что дневных часов прибавилось на циферблате. Царь одаривал его подарками и с почестями отправлял домой. Когда ночи становились длиннее, а дни короче, то часовщик опять шел к царю с докладом о том, что день убавился. Тогда, царь приказывал сечь часовщика плетьми, за то, что тот посмел отобрать у честного народа дневные часы.

Некоторые исследователи считают, что часы на Спасской башне появились практически сразу после того, как ее построил в 1491 году итальянский архитектор Пьетро Антонио Соляри. В архивных документах встречается упоминание о том, что уже в конце XVI века кроме Спасской башни, еще на двух проездных башнях московского Кремля: Троицкой и Тайницкой, красовались часы с боем. А позднее в XVII веке часовой механизм появился и на Никольской башне. Известно, сколько весили часы, украшавшие главную башню Кремля — 60 пудов, т.е почти тонну. Циферблат, как и сам механизм, были достаточно велики по сравнению с другими башенными часами. У всех кремлевских часов был свой смотритель — часовщик. Часовщики находились на государевой службе, и им выделялось годовое жалование в год по 4 рубля 2 гривны деньгами и по 4 аршина на кафтан.

При царствовании царя Михаила Федоровича в 1625 году на Спасской башне решили установить новые часы. А старые продать. Их купил ярославский Спасский монастырь за 48 рублей. В ту пору лучшими в Европе по изготовлению часовых механизмов считались мастера из Англии. Новые часы создал «часовых и водовзводных дел мастер» Христофор Галовей, отправленный на службу к русскому царю Яковом I в Москву в 1621году. Кроме Галовея над созданием часов трудились и русские мастера: кузнец Ждан его сын и внук, а также московский «колокольный литец» Кирилл Самойлов, который отлил 13 колоколов к часам. Для устройства новых часов Галовей предложил надстроить на Спасской башне  красивое шатровое завершение. На приезжих иностранцев эти часы производили неизгладимое впечатление. Они называли их чудесными и самыми красивыми часами в Москве. Звон курантов был слышан «…в окрестных деревнях более чем на десять верст».

Посол австрийского императора Августин Майерберг дал описание к внешнему виду часов Галовея: «Прикрепленное сверху к стене изображение солнца показывает часы, обозначенные на вращающемся часовом круге». В центре циферблата на лазоревом фоне были изображения небесных светил со множеством золотых и серебряных звезд. По внешнему кругу часов располагались буквы, а по внутреннему уже арабские цифры. «В летний солнцеворот, когда бывают самые длинные дни, часы эти показывают и бьют до 17, и тогда ночь продолжается до 7 часов».

В течении всего 17 века часы на Спасской башне отмеряли время. Неоднократно их приходилось ремонтировать и восстанавливать после пожаров, которые были частым явлением в Москве.

Часы Галовея прослужили до начала XVIII века. В 1702 году Петр I  распорядился доставить из Голландии новые часы «с колокольной игрой с танцами, на манер, каковы в Амстердаме». В Москву их привезли на тридцати подводах. По указу царя часы на Спасской башне были переделаны «против (по подобию) немецкого обыкновения, на 12 часов». Часовой мастер Яким Гарнов установил их в 1705–1709 гг. Любопытно, что в башне при часах были установлены дополнительные колокола-набаты. С помощью этих колоколов оповещали народ о пожарах в городе.

Однако петровские часы голландского производства недолго прослужили. Их заменили в 1770 году на большие английские часы. Эти часы были случайно найдены в помещениях под Грановитой палатой в 1763г. Для установки часов были наняты немецкие мастера, которые шутки ради набрали на игровой вал веселую песенку «Ах, мой милый, милый Августин». И некоторое время с Боровицкого холма, сердца Москвы, разносилась по округе песня на немецком языке, веселя тем самым горожан. Это был беспрецедентный случай и единственный в своем роде.

1890 г. (?)

Через 30 лет часы были сильно повреждены в пожаре 1812 года. Но вскоре куранты были восстановлены мастером Никифором Яковлевым. И прослужили до середины XIX века. К этому времени часовой механизм пришел в негодность, и потребовался капитальный ремонт. Фирмой «Братья Бутеноп» с использованием деталей из старых часов были изготовлены новые куранты в 1852 году. Фирма братьев Ивана и Николая Бутенопов располагалась в бывшей усадьбе Лобановых-Ростовских на Мясницкой улице в Москве. Они занимались производством как башенных часов, так и выпуском сельскохозяйственных машин. Их же фирмой были изготовлены башенные часы в куполе Большого Кремлевского дворца.

 

На Спасской башне с середины XIX века появляются циферблаты с четырех ее сторон. Минутные и часовые стрелки и цифры были покрыты золотом. Под руководством известного архитектора К.А. Тона было выполнено внутреннее переоборудование башни. Куранты исполняли две мелодии,  «Преображенский марш» и «Коль славен наш Господь в Сионе…» Дмитрия Бортянского. Интересно, что музыкальное произведение «Коль славен наш Господь в Сионе…» было написано в конце 18 века композитором Д.С. Бортянским на слова М.М.Хераскова, одного из видных деятелей эпохи просвещения. В начале 19 века этот гимн считался неофициальным Гимном Российской империи. Кроме того, гимн принято считать «гимном Российского масонства». Известно, что сам  автор текста к гимну «Коль славен наш Господь в Сионе…» М.М. Херасков был масоном.  А вот что касается композитора Д.С. Бортянского, то никаких документальных подтверждений и сведений о его принадлежности к Братству нет. Вероятно, он был другом Братства. Этот гимн был чрезвычайно популярен не только у нас в России, но и за ее пределами. Кремлёвские куранты вызванивали эту мелодию до 1917 года.

1882—1896 гг.

Куранты расположены на 7-10 этажах башни и состоят из четырех узлов: хода часов, боя четвертей, часового боя и игры курантов. Общий вес часового механизма 25 тонн, диаметр каждого из четырех циферблатов 6,12м, высота цифр 72см, длина часовой стрелки 2,97м, длина минутной стрелки 3,28м. Приводят часовой механизм три гири весом от160 до 224кг.

Во время революционных событий 1917 года куранты были повреждены снарядом. На циферблате образовалась пробоина, минутная стрелка была перебита, и часы замолчали на целый год. По указанию В.И. Ленина кремлевские куранты были полностью восстановлены часовщиком Н.В Беренсом, а чтобы «часы заговорили нашим языком», художник и музыкант М.М. Черемных набрал на игральный вал мелодию «Интернационал» и похоронный марш «Вы жертвою пали…».

С 1938 года Кремлевские куранты перестали играть мелодию, а бой курантов продолжал раздаваться через каждые пятнадцать минут.  В 40-е при Сталине и в 1991году  предпринимались попытки настроить определенные мелодии на Кремлевских курантах, но как-то все не складывалось.

Источник: «Аргументы и Факты», фото 1990-х

 В 1996 году Кремлевские куранты стали исполнять несколько мелодий: «Патриотическая песнь», которую позднее заменили на гимн Российской Федерации, утвержденный в 2000году, и «Славься» Михаила Глинки.

© MaryAnto (Мария Антоненко), ноябрь 2015.

Share on VKShare on Facebook0Tweet about this on TwitterShare on Google+0Pin on Pinterest0Email this to someonePrint this pageShare on Tumblr0
Добавить комментарий

Ваш e-mail не будет опубликован. Обязательные поля помечены *