Опубликовано

На месте перехода…

Площадь у Арбатских ворот – это одно из самых оживлённых мест в Москве. Когда бы вы сюда не пришли, в любое время дня и ночи, здесь всегда большой трафик. Нескончаемый поток машин пересекает площадь в разных направлениях, стремясь выехать на московские бульвары, Гоголевский и Никитский, или на улицы Знаменка и Новый Арбат. Разношерстная публика, подобная бурной реке, проходит по своему руслу, спускается в подземный переход под площадью. Мало кто знает, что на месте подземного пешеходного перехода на площади у Арбатских ворот стояла древняя церковь Бориса и Глеба, которая имела историческую ценность для Москвы.

Впервые деревянный храм Бориса и Глеба у Арбатских ворот упоминается в летописи 1493 года, а в 1527 году на его месте возвели каменный. В те далекие времена храм был особенным местом для Московского государства. Ведь именно сюда, к церкви Бориса и Глеба у Арбатских ворот, крестным ходом из Кремля шли цари и духовенство, их многочисленная свита и вооруженные до зубов стрельцы, чтобы помолиться перед военными походами.  Так, во второй половине 16 века, когда царь Иван Грозный в очередной раз  решил пойти войной на Великое княжество Литовское,  под сводами церкви у Арбатских ворот молился царь и его окружение, перед  чудотворной Донской иконой Божьей Матери.  В 1563 году здесь, у стен храма, с триумфом встречали Ивана Грозного и его воинство, покоривших Полоцк и разбивших армию литовцев.

Иван Грозный

В XVII-XVIII вв. Борисоглебская церковь была приходской для двух очень именитых дворянских родов Мусиных-Пушкиных и Бестужевых-Рюминых. Здесь же, в церковных приделах, в честь Казанской иконы Божьей Матери и Воскресения Господня находились семейные склепы этих знатных фамилий.

В 1762 году граф Алексей Петрович Бестужев-Рюмин, возвращенный из ссылки Екатериной II, решает за свои деньги заново перестроить церковь Бориса и Глеба у Арбатских ворот. Однако представители рода Мусиных-Пушкиных воспротивились замыслу Алексея Петровича разрушить церковь с приделом, где покоились гробы их предков.  Целый год вопрос о сносе старой церкви оставался открытым, пока  в октябре 1763 г. из Петербурга  не приехала графиня Алевтина Платоновна Мусина-Пушкина. Графиня распорядилась, чтобы все останки ее предков были перенесены в Чудов монастырь в Кремле, а также дала разрешение на постройку новой церкви.

Алексей Петрович Бестужев-Рюмин

Строительством храма занимался известный зодчий того времени К.И. Бланк. Новую изящную с огромным куполом церковь Бориса и Глеба у Арбатских ворот открыли и освятили 6 декабря 1768г. Храм имел четыре придела,  из них два западных были пристроены позднее в 1816 году. В церкви хранились почитаемые богомольцами святыни: большая древняя икона Бориса и Глеба с житием XVI века, икона святого Иоанна Милостивого XVI века, образ святого Нила Столбенского с частицами мощей.

Кроме святынь в этой церкви находились, например, помещенный в алтаре портрет храмоздателя А.П. Бестужева-Рюмина, и по амвону был всегда постлан ковер – рукоделие графини Рюминой.

Церковь Бориса и Глеба примечательна еще и тем, что  в 1810-е годы здесь часто молилась знаменитая «бабушка» — Елизавета Петровна Янькова. Её хрестоматийные воспоминания, получившие название «Рассказы бабушки», любимы многими историками, краеведами, да и просто людьми, интересующимися историей Москвы.

В 1859 году здесь отпевали С.Т. Аксакова. Кстати, писатель жил неподалеку, в Малом Кисловском переулке. Как-то раз незадолго до смерти Сергей Тимофеевич Аксаков пришел  в церковь Бориса и Глеба у Арбатских ворот и сам себе предрек:  «Тут и я умру, и отпевать меня тут будут». Так и случилось.

Сергей Тимофеевич Аксаков

А в революционный 1905 год здесь в церкви состоялось венчание Евгения Багратионовича Вахтангова и его возлюбленной Надеждой Михайловной Байцуровой.

Евгений Багратионович ВахтанговНадежда Михайловна Байцурова

9

А.П. Розанов. Ярмарка на Арбатской площади

 8

 Арбатская площадь. Открытие памятника Гоголю.1909.

1

1913

 В 1926-м году в храме отпевали известного церковного композитора и директора Синодального училища А.Д. Кастальского, его называли автором первого русского реквиема.

Александр Дмитриевич Кастальский

 [embedyt]http://www.youtube.com/watch?v=p2PwyDU3gIA[/embedyt]

10

Снимок сделан между 1925-1930 годами. Магазин санитарии и гигиены.

4

4 октября 1929 г. вышло постановление «О сносе церкви Бориса и Глеба на Арбатской площади». Предлогом для разрушения послужило «усиленное и беспорядочное движение, грозящее жизни и безопасности проходящих граждан». Находились, конечно, люди, которые писали в различные инстанции, пытаясь убедить городские власти сохранить памятник архитектуры, построенный самим К. Бланком. Но все тщетно! 20 декабря 1929 г. было принято очередное постановление о сносе ряда церквей, в том числе, и церкви у Арбатских ворот. Прошёл ровно год, храм обмерили, сфотографировали и разобрали. Затем место очистили, а в 60-х появился тот самый подземный пешеходный переход….

2

Уже храма нет.

3

1932-34 гг.

5

Переход раньше был вообще развернут вбок (1965 г.), а сейчас вот так:

6

7

1980-е выход из перехода уже развернут в сторону метро Арбатская (Арбатско-покровской линии).

Share on VKShare on Facebook0Tweet about this on TwitterShare on Google+0Pin on Pinterest0Email this to someonePrint this pageShare on Tumblr0

На месте перехода…: 1 комментарий

  1. Рассказ об Арбатской площади здорово бы выиграл, если бы были упомянуты даты возведения знаменитого конструктивистского дома Моссельпрома и арбатского рынка. Первый так и стоит, а во второй во время войны попала бомба и он был снесен, после чего лет 10 там был пустырь, а в начале 50-х было построен вход в новую линию метро. Я здание рынка хорошо помню, в нем мне, ребенку, покупали ириски у лотошниц. Говорят, что они и в конце 30х напоминали лотошниц Моссельпрома. А в целом, все хорошо описано. Когда иду от Малого Афанасьевского к Праге, всегда вспоминаю снесенные дома. Посередине был общеизвестный туалет…

Добавить комментарий

Ваш e-mail не будет опубликован. Обязательные поля помечены *